Как живут утки Подмосковья?

Где зимуют утки в природе и каковы особенности их зимовки в городе

Как живут утки Подмосковья?

По последним данным ученых-орнитологов, все чаще дикие утки, осваивающие теплой порой городские пруды и прочие водоемы в парках и скверах, предпочитают оставаться в городе и зимой. Они не покидают пределов привычного места обитания. Почему так происходит, где и как зимуют утки, расскажем в этой статье.

Зимующие пернатые

Всем известна картина русского художника XIX века Алексея Саврасова “Грачи прилетели”. Эта картина писалась Саврасовым под впечатлением о наступившей весне, вестниками которой традиционно становились вернувшиеся с юга пернатые жители.

Прилетевшие домой птицы – грачи, щеглы, зяблики и, конечно, те же представители семейства Утиных – своим прилетом сообщали людям о скором тепле, о весне, которая уже на пороге.

Даже если вокруг еще лежал снег, морозец щипал за нос играющих ребятишек, украшал причудливыми узорами стекла окон, прилетевшие с юга птицы, провозглашали своим щебетом конец зимы.

Но сегодня многие из современных нам птиц, уже понявшие, что значит жить рядом с человеком, все чаще предпочитают оставаться на зимовку в городах.

Даже в холодное время года они успешно находят себе пропитание вблизи человеческого жилья, наведываясь к кормушкам, которые устанавливают горожане, к супермаркетам и к городским свалкам.

Не считая голубей и воробьев, которые перелетными никогда не были, сегодня оседлыми можно считать, например, чаек, грачей, ворон и уток. Разумеется, речь идет о тех популяциях птиц, которые обитают в границах людских поселений – городах, поселках и т. п.

С укорочением светового дня птицы приходят в так называемое состояние “перелетного беспокойства”, при этом стимулом к миграции является дополнительный фактор в виде неблагоприятного изменения погоды и сокращения количества доступного корма.

Однако среди уток встречаются и “постоянные жильцы” – те птицы, которые давно перешли к оседлому образу жизни.

Среди уток, живущих в южных районах страны и в Калиниградской области, издавна имеются такие оседлые популяции кряквы (а когда говорят об утке, имеют в виду, прежде всего, именно этот вид, как самый распространенный).

Но теперь эти зимующие в городах птицы встречаются и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и в Перми, и в других поселениях, климат которых трудно назвать южным.

Несмотря на все очевидные объяснения (наличие кормовой базы и незамерзающие водоемы), орнитологам не до конца понятен механизм угасания перелетного инстинкта уток. Это феномен, утверждают орнитологи, пока малоизученный.

Где зимует дикая кряква?

Здесь речь пойдет об утках, живущих в дикой природе и не встречающих людей, готовых подкормить их хлебом. Орнитология сообщает нам, что утки – птицы перелетные. Естественная область их обитания состоит из трех зон:

  • гнездового ареала – собственно там, где утка приносит потомство и живет в благоприятное время года;
  • области, куда улетают утки зимовать, то есть место зимовки;
  • те места, над которыми пролетает птица, мигрируя к югу (зоны миграции).

А где зимуют утки из России? На зимовку кряква из Европейской части России всегда улетает, как правило, на побережья южной или юго-западной Европы.

А сибирские и дальневосточные утиные могут лететь к берегам Каспийского моря, в Индию, Китай или Японию. Но к определенному маршруту они не привязаны.

В зависимости от климатических условий, географические области, где зимуют утки кряквы, могут быть заменены на более теплые – например, Турцию, Иран, Ирак, Северную Африку.

Перелет утки совершают клином, не торопясь, на небольшой скорости (по измерениям, около 50 км/час в безветренную погоду), как правило, по ночам, чтобы не подвергаться нападениям хищных птиц. Во главе клина летит обычно опытный селезень. Днем птицы отдыхают и кормятся, останавливаясь в благоприятных местах зон миграции.

Куда возвращается?

Кряквы не привязаны к определенным местам гнездования, как другие птицы. Поэтому, возвращаясь с зимовки, они частенько “отвлекаются” от традиционного курса следования на понравившиеся водоемы, а порой и присоединяются к чужим стаям.

Кряквы в этом плане очень сообразительные птицы – при строительстве и заполнении нового водохранилища они первыми “вселяются” и обживают новые угодья.

Этим объясняется то, что именно кряквы становятся самыми распространенными обитателями прудов в городской черте.

Первые городские утки

Обоснование же первых крякв в городах, а конкретно речь идет о московской популяции, биологи связывают с празднованием Всемирного фестиваля молодежи и студентов, который проводился в Москве в 1957 году.

Тогда по распоряжению Московского горисполкома городские пруды “оживили” – заселили в них водоплавающих птиц. Предварительно у крякв подрезали крылья, чтобы они не смогли улететь на юг.

Но, как оказалось, мероприятие это было совершенно напрасным – новые московские утки благополучно прижились и даже приманили к себе пролетающих диких сородичей.

Кроме того, как известно, в охотничьих хозяйствах и на фермах разводят уток, которых перед сезоном выпускают на волю. Не исключено, что некоторые из этих птиц также присоединяются к живущим на прудах и в других городских водоемах.

Но генетически зимующая утка, согласно научным исследованиям, ближе всего к утке дикой, перелетной. Этот факт и позволил зоологам сделать вывод о том, что московская популяция в большинстве своем состоит из диких уток, привезенных перед фестивалем, которые, в свою очередь, приманили пролетающих “чужих”.

Первый утиный учет

Еще в 1981 году была проведена первая перепись (иначе называемая “учет”) водоплавающих птиц, остающихся на зимовку в городской черте. Инициатором изучения и подсчета особенностей этих пернатых стал Союз охраны птиц России и конкретно зоолог Константин Николаевич Добросклонов. Сегодня эта перепись проводится на базе биологического факультета МГУ им. Ломоносова.

В этом году учет был проведен в 25-ый раз и состоялся 18 января. Перепись показала, что только в Москве осталось зимовать 25 тысяч особей различных видов водоплавающих птиц.

Из них, разумеется, большую часть составляли кряквы обыкновенные (научное название – Anas platyrhynchos). Их насчитывалось более 23 тысяч.

Кроме того, среди “зимовщиков” появились и новые виды птиц, а общие данные за учтенные годы показывали, что число их постоянно продолжает расти.

Конечно, трудно было в один день осмотреть все маршруты даже только в Москве (а сделать это необходимо именно одномоментно для чистоты исследований), поэтому на маршруты, проложенные специально для этого учета, приглашаются все любители живой природы, волонтеры, студенты и школьники. Общее число всех мест, где утки зимуют в городе – это 27 московских маршрутов, а длина их составляет около 300 км. Но это в столице, а в других городах – от Санкт-Петербурга до Новосибирска – такие мероприятия стали проводить лишь в последние годы.

По данным науки

Что же полезного принесло проведение переписей:

  1. Во-первых, показало, что число водоплавающих птиц постоянно (с небольшими колебаниями по годам) растет: например, число крякв, когда перепись только началась, составляло всего лишь около 13 тысяч.
  2. Увеличивается количество видов пернатых, остающихся на зиму в городской среде.
  3. Изучение показало и увеличение количества водной поверхности, пригодной для обитания птиц.

При этом городские зимующие пернатые как явление природы остается малоизученным феноменом, который ожидает своих исследователей.

Кстати, ученые выяснили прямую зависимость между экономическим благосостоянием городских жителей и численностью городских уток в прудах.

После кризиса 90-х годов общее количество особей в популяции уток в городских прудах стало снижаться и дошло до уровня 7 с небольшим тысяч крякв в 1997 году. Но потом популяция снова стала расти.

В настоящее время она достигла максимальной величины. Но, по предположениям зоологов, это еще совсем не предел.

Что едят утки?

Рацион всех крякв составляет по большей части растительная пища. Но все-таки они не чистые вегетарианцы, поскольку при случае не брезгуют и личинками водных насекомых, дождевыми червями и рачками.

Кряквы, в отличие от прочих видов уток, не любят нырять, предпочитая дотягиваться до того корма, который находится вблизи, на поверхности воды.

Правда, иногда любители покормить уточек могут наблюдать, как птицы, переворачиваясь вверх хвостом, достают что-нибудь со дна. Но такие сцены возможны только на мелководных участках.

Клюв уток устроен особым образом: по его краям имеются роговые пластинки, своего рода зубчики, которые помогают процеживать воду и жидкий ил – таким образом утка получает из воды мелкие водяные растения и рачков. Но утки с удовольствием ощипывают и молодые листочки с зарослей на берегу.

Животная пища очень важна для уток в период размножения, то есть в летний период, а зимой они питаются растительной, предпочитая высококалорийную. Подкармливающие птиц хлебом горожане тут приходятся весьма кстати.

Городские и “городские”

Результаты переписи открыли и еще одно интересное явление. Как выяснилось, существуют две городские группы уток.

Для одних пруды и мелкие речки, где зимуют утки из России и где они обитают и выводят птенцов, стали уже вполне привычным местом. Они совершенно привычны к человеку и его подачкам.

Но как зимуют утки в пруду? Эти птицы хорошо переносят холода, если корма достаточно, и если не промерзает вода того водоема, в котором они живут. Как правило, этого не случается, но все же сокращение площади водной поверхности может привести к тому, что некоторые птицы становятся добычей бродячих собак.

Вторая утиная популяция обитает на более открытых водных пространствах вблизи городов.

Это птицы достаточно пугливы и не особенно благосклонны к человеку, но все же они стараются держаться ближе к городским постройкам, опасаясь охотников, которые промышляют в сельской местности.

А как же зимуют дикие утки? Обычно при наших переставших быть особо морозными зимахк кормаим хватает, но птичий перелетный инстинкт все еще на страже – и в неблагоприятные климатические периоды они способны, не делая дальних перелетов, откочевать южнее.

Кормить или не кормить?

Утки и, в частности, кряквы украшают не балующий нас яркими природными красками городской пейзаж. Нарядные селезни, скромные буроватой окраски уточки и пушистые пестрые утята – все они не оставляют равнодушными ни детвору, ни взрослых.

Но вот во многих американских парках висят объявления с требованиям не кормить птиц – ведь они дикие, и не стоит слишком уж делать их зависимыми от людей. Наблюдайте, дескать, за птицами сколько угодно.

Для бердвотчеров (наблюдателей за птицами) во многих парках существуют даже специальные площадки – так называемые “наблюдательные укрытия”.

Действительно, “прикармливание” уток, возможно, приводит к тому, что птицы не стремятся с наступлением зимних холодов покинуть привычные места обитания и лететь на зимовку. Этот инстинкт первоначально был заложен в них природой.

Однако ученые не уверены до конца, что лишь угощение уток явилось окончательным фактором такого поведения, вернее, его отсутствия. Отчасти доказательством этого можно считать наличие популяций псевдогородских пернатых, которых никто не подкармливает.

Кроме того, в наиболее холодное время года уткам, оставшимся на зимовку в каком-либо парковом водоеме, просто не удастся выжить без человеческой поддержки.

Чем кормить?

Однозначно не рекомендуется кормить уток, зимующих в пруду, свежим хлебом или кондитерскими изделиями. Причиной многих заболеваний птиц могут стать бродильные процессы, которые развиваются из-за наличия в свежей выпечке дрожжей. Сахар и различные добавки также не полезны птице. Нельзя давать арахис и жареные семечки, а также каши.

Кормить уток стоит зерном или зерновыми смесями, овсянкой, творогом, свежими или вареными измельченными овощами, фруктами, тертым сыром. Не стоит кидать угощение для птиц в водоем, загрязняя его. Лучше оставлять его на берегу около воды.

Мы рассказали вам о том, где и как зимуют дикие утки.

Источник: https://FB.ru/article/443985/gde-zimuyut-utki-v-prirode-i-kakovyi-osobennosti-ih-zimovki-v-gorode

Кто есть кто среди московских уток

Как живут утки Подмосковья?
  Анна Могильнер | 14.12.2011 21:40:29 |

Версия для печати

Все знают, что уткам нужна вода, а зимой вместо воды пруды и реки покрывает лед. Но не везде и не все. Особенно в больших городах, например, в Москве. Многие каналы и даже пруды Москвы не замерзают, или на них остаются большие полыньи – и птицы их быстро освоили. Давайте познакомимся с семью видами!
источник фото

Примерно 40 лет назад в Москве вдруг стало больше уток. Видимо, именно тогда появилось большое количество незамерзающих водоемов и полыней, а люди начали регулярно подкармливать “зимовщиков”, ведь природного корма для большинства уток зимой явно недостаточно. С 1985 г. начались регулярные учеты. На учетах люди, вооруженные биноклями и записными книжками, проходят по определенному маршруту и записывают всех встреченных по дороге птиц. Нужно это для того, для чего проводится и перепись населения (знаете что это? спросите родителей) – ведь без таких данных невозможно понять, как живется птицам зимой, больше их или меньше по сравнению с прошлыми годами, нужно ли принимать меры для помощи. Кстати, 22 января все желающие могут пройти вдоль ручьев, речек и каналов и посчитать всех встреченных уток, а потом прислать свои наблюдения в Союз охраны птиц России. Такой зимний учет пройдет в Москве уже в 27 раз! Принять участие в учете совсем несложно – нужно выбрать любой маршрут, который вам по силам, хорошенько одеться, взять бинокль и записную книжку – и вперед!

Подробная информация – здесь http://www.rbcu.ru/campaign/11562/ )

Вот здесь можно увидеть, где утки любят зимовать, и сколько их было в последние годы http://www.birdsmoscow.net.ru/proekt_waterfowl.html

Количество зимующих уток на московских водоемах в разные годы бывает разным. Это зависит и от температуры воздуха, и от количества незамерзающих речек и полыней, и от того, как прошло летом гнездование и сколько новых утят вылупилось из яиц. Например, в прошлом году уток было очень много – больше 23 тысяч. В основном это кряквы – самые обычные для наших мест; именно они стали родоначальниками разных пород домашних уток. Встретить можно и самцов (они очень яркие и красивые), и скромных сереньких самочек. И у тех, и у других на крыле ярко-синее «зеркальце», по которому крякву легко отличить.
источник фото
Кряквы – это речные утки; нырять они не умеют и корм (разных мелких водных насекомых, корешки и растения) достают, “переворачиваясь” в воде хвостом кверху. Конечно, зимой им приходится нелегко, поэтому кряквы очень сильно зависят от нашего к ним отношения.
источник фото А эти маленькие красавцы от человека зависят меньше. Гоголь – утка необычная. Летом он, как и все остальные, выводит птенцов, но, в отличие от других уток, делает это не на земле, а в дуплах (в некоторых областях его даже называют “дупленкой”;). Гоголь – утка нырковая, он прекрасно ныряет и может поймать добычу (насекомых, моллюсков, иногда и мелкую рыбешку) и без человека. Гоголь – вторая по численности зимующая утка московских водоемов. Его легко отличить по крупной черной голове с белым пятнышком возле клюва и ярко-белому низу тела. Встречаются на московских водоемах и хохлатая чернеть
источник фото
пара чернетей – самочка темно-коричневая, а самец черный с ярко-белым боком. Чернети тоже хорошо ныряют и ловят добычу под водой. и крохали

источник фото
это самец большого крохаля. Крохаль тоже относится к нырковым уткам, но клюв у него узкий и на конце оканчивается крючком. Таким клювом очень удобно ловить мелкую рыбешку, что он очень ловко и делает. Численность этой красивой птицы в последние годы увеличивается – видимо, она всерьез взялась за освоение городских водоемов. В Москве в последние годы можно увидеть даже очень редкую маленькую уточку – лутка. Луток – родственник крохаля, он тоже ловит рыбу или водных насекомых под водой.
источник фото Остаются на незамерзающих водоемах не только утки. прекрасно себя чувствуют здесь и чайки (ведь эти птицы тоже связаны с водой). Самая обычная наша чайка – сизая.
источник фото Она кормится и природным кормом (мелкими насекомыми, улитками), и тем, что дает ей человек. Обычная и другая чайка – озерная, или речная. Летом ее легко отличить по темно-коричневой окраске головы, а вот зимой эта чайка “переодевается” (это называется линькой), и голова становится светлой. Отличить ее от сизой становится сложнее, нужно быть очень внимательным.
источник фото

Всего 15 разных видов водоплавающих птиц сумели обнаружить орнитологи и их помощники на водоемах Москвы. Присоединяйтесь – и вы тоже сможете сделать свое открытие!

Комментариев: 2 | 7692 |

Источник: https://pgbooks.ru/archive/blog/zooblog/1241/

Утки Подмосковья: какие птицы живут в Московской области

Как живут утки Подмосковья?

Утки в Москве и московской области распространены повсюду. Они занимают лесные водоёмы с густой береговой растительностью, заболоченные озёра, пруды в парках, городские реки.

В последнее время Москва разрастается, в регионы заходят новые технологии.

На заброшенных территориях вырастают промышленные комплексы и современные, благоустроенные жилые кварталы с соответствующей инфраструктурой.

 Загрузка …

Животным и птицам необходимо адаптироваться к вновь созданным условиям. Они должны привыкать к городскому шуму, людскому вниманию, к яркому освещению. Какие утки смогли выжить, несмотря на технический прогресс? Где можно полюбоваться природой и птицей, спокойно плавающей в пруду?

Виды диких уток

Несмотря на урбанизацию, которая захватывает небольшие посёлки, местные власти стараются сохранить и облагородить ландшафт, созданный природой. Озёра и ерики очищают от грязи, укрепляют берега, благоустраивают площадки отдыха. К сожалению, такие пруды не всегда привлекают пернатых.

Всё чаще птицы оставляют их и поселяются на техногенных озёрах, несмотря на то, что территория считается неблагоприятной для обитания животных, птиц и рыбы. Озёра обычно заброшены, людей там не бывает, никто водоплавающих не беспокоит. Утки привыкли к своеобразной флоре и фауне техногенных вод.

Многие популяции пернатых изменили привычные территории обитания. Орнитологи наблюдают уникальное явление. Особи некоторых популяций дикой птицы стали селиться в зоопарках, осваивают городские пруды и реки. Какие утки остались на озёрах Подмосковья и Москвы?

Специалистами отмечается, что самой распространённой на водоёмах стала кряква. Поголовье составляет более 90% от всех уток диких видов. Популяция не меняет своей численности уже многие годы. Крякву можно встретить почти во всех прудах Подмосковья. Она хорошо привыкает к людям, принимает от них корм.

Птица является промысловой, но опытные охотники предупреждают, что на крякву, которая обитает на техногенных озёрах, охотиться не стоит. Мясо у неё имеет неприятный запах.

Некоторым промысловикам улыбается удача. Им попадается утка с хорошим мясом.

На форумах охотники шутят, что, если у кряквы мясо без запаха, то, вероятнее всего, она является перелётной, на подмосковном пруду оказалась случайно.

Орнитологи отмечают большие поселения огарей. Они тоже покинули привычные болотистые водоёмы, которые находились за городом. Особенно многочисленными были перелёты огарей в 2008 году. Птица из насиженных мест перебралась в зоопарки. Популяция нашла местные условия благоприятными.

Ещё по теме: Какая температура тела утки считается нормальной?

Оставалось птичье поголовье в зоопарках недолго. В 2015 году отмечается новая волна миграции уток, но уже на городские пруды. Они адаптировались к шуму, водной растительности небольших водоёмов. Сейчас красные утки успешно размножаются и радуют глаз посетителей.

Специалисты наблюдают ещё одну тенденцию, которая становится заметной уже с 2017 года. Из прудов-отстойников, куда промышленные предприятия сбрасывают свои отходы, стали перемещаться нырковые виды уток. Среди них красноголовый нырок и чернеть хохлатая. Они осваивают озёра в заповедниках и благоустроенные пруды Подмосковья. Птицы обнаружили, что никакой опасности на водоёмах для них нет.

Нырковые утки не являются промысловыми. Их мясо имеет сильный запах рыбы. Оно не пригодно для питания. Чернети не только переселились на новые озёра, но и стали бурно размножаться, увеличивая свою численность.

Красноголовый нырок адаптируется к непривычным для него условиям сложно. Численность поголовья не увеличивается, но радует то, что она остаётся постоянной.

Большие поселения нырка отмечаются в восточных областях Москвы.

Техногенные озёра покидают чомги. Их ещё называют поганками. В природе они образуют собственное семейство, но в народе их называют утками. У них необычное оперение на голове.

На темени, на затылке и на ушах располагается игольчатые перья, которые образуют хохолки и бакенбарды. Селезни отличаются ярким оперением в брачный период.

Наиболее многочисленное поселение поганок находится в Царицыно.

Сильно уменьшила свою численность широконоска. Утки всё ещё остаются на техногенных водоёмах или на озёрах, которые остались нетронутыми человеком.

Количество таких водоёмов уменьшается, снижается и численность утки-широконоски. Орнитологи пока не могут объяснить поведение пернатых, почему они не улетают в более благоприятные условия.

Специалисты связывают это явление с наследственной привязанностью к месту гнездования.

Ещё по теме: Какого ухода требует мускусная утка?

Урбанизация негативно сказалась на поголовье чирков. На озёрах Подмосковья их не видели уже давно. Чирок является одной из самых мелких уток речного вида.

Для своего обитания птицы выбирают небольшие лесные озёра с богатой береговой растительностью. Они строят гнёзда в лесу, укрывая их под валежником или в густых кустистых растениях.

Причины исчезновения чирков орнитологи объяснить не могут.

Где лучше наблюдать за утками?

В московской области выделяют ключевые орнитологические территории (КОТР). Это территории, которые отличаются большой численностью пернатых. Некоторые из них являются заповедниками, посещения туда строго ограничено. Орнитологи выделяют КОТР, наиболее интересные для наблюдений за птицами:

  • Мытищинский район, платформа «Марк». Место известно как поселение озёрных чаек. С ними соседствуют утки следующих пород: кряква, чомга, свиязь, лысуха, хохлатая чернеть, красноголовый нырок. Соседство опасное, потому что чайки могут разорять гнёзда уток, уничтожая кладку. В то же время они громко кричат, завидев опасность. Такое поведение часто спасает жизнь уткам;
  • Лосиный остров. Здесь встречаются виды уток, которые в Подмосковье являются редкостью. К ним относится широконоска, чирок-трескунок, красношейная поганка. В большом количестве на лесных озёрах обитает кряква, лысуха, свиязь;
  • Бисеровское озеро. В период сезонной миграции уток на озере можно увидеть морскую чернеть, шилохвость, пеганку, белоглазого нырка. На водоёме обосновались птичьи семьи свиязей, поганок, крякв;
  • журавлиная Родина, на севере Сергиева-Посада. Для орнитолога и просто для обывателя это очень интересные места. На болотистых озёрах гнездятся белые цапли, серые журавли. Специалисты стараются найти поселения чирков, которых здесь было много. Птиц здесь большое количество. Кроме кряквы и шилохвости, здесь строит гнёзда широконоска, серая утка, морская чернеть. Рекомендуют посетить Сергиев-Посад в летнее время, когда утка на озере выгуливает своих утят.
  • Сенежское озеро. На озере поселяются утки речного и ныркового вида. Отмечаются небольшие стаи красноголового нырка, хохлатой чернети.
  • Лотошинский рыбхоз. На водоёмах обитают 2 вида поганок, черношейная и красношейная. Распространены кряквы, свиязь, чирки, серая утка, турпан, птицы нырковой породы.

Ещё по теме: Как живут перелётные утки?

На ключевые орнитологические территории организуются экскурсии, но можно доехать до них и на личном автомобиле. Места открыты для посещений. Специалисты предупреждают, что не следует приближаться к утиным гнёздам, пугать птиц, каким-либо образом беспокоить их. Птицы могут оставить свои кладки или вовсе покинуть водоём.

Несмотря на то, что природных заболоченных водоёмов в Подмосковье становится всё меньше, утки стараются адаптироваться к новым благоустроенным заводям. Процесс проходит сложно, некоторые виды птиц исчезли с московских водоёмов, но орнитологи надеются, что это временное явление. Утки вновь вернутся в места гнездовий, обогащая своим присутствием фауну московской области.

responded with an error: Bad Request

Источник: https://GoFerma.ru/ptitsevodstvo/utki/kak-zhivut-utki-podmoskovya.html

Оранжевые утки стали коренными москвичами • Новости науки

Как живут утки Подмосковья?

В этом году у московских орнитологов юбилей: ровно 50 лет назад пара огарей родом из Московского зоопарка впервые загнездилась в центре города, а прошлым летом эти забавные утки кирпично-апельсинового цвета вырастили на московских водоемах уже около двух сотен птенцов!

«История расселения обыкновенного огаря в Москве давняя, — рассказывает научный сотрудник биологического факультета МГУ, ученый секретарь Рабочей группы по гусеобразным Северной Евразии Анастасия Поповкина.

 — Первоначально они жили в зоопарке, а с 1948 года подросшим птенцам перестали подрезать крылья, и появилась группа огарей, живущих на свободе». С тех пор вольные птицы размножались каждый год, некоторые покидали зоопарк.

Но только в 1956 году первая пара огарей вывела птенцов в городе за пределами зоопарка.

На зиму московские огари перебираются в зоопарк, на незамерзающие пруды. По словам сотрудника зоопарка Иннокентия Сметанина, морозы птицы переносят без проблем и ежедневно совершают перелеты с большого пруда на пруд новой территории. Каждую зиму здесь кольцуют 15-20 огарей, надевая им на лапки зеленые кольца с белым номером.

22 января орнитологи из МГУ и Союза охраны птиц России проводили в Москве и области очередную перепись утиного населения и насчитали в зоопарке 420 огарей, а зимой 2005 года их там было 390. Численность московских огарей начала стремительно расти с 1998 года — тогда их было чуть больше сотни.

По словам Анастасии Поповкиной, растущая московская популяция огарей потихоньку расселяется.

Например, в последние годы их встречали в Московской области: в Раменском, под Серпуховом, в Дедовске и Пушкино, а в Юбилейном пара огарей гнездится уже не менее 10 лет.

Но пока ученые не встретят где-то птиц, окольцованных в Москве, доказать их московское происхождение нельзя. Поэтому зоологи очень просят всех, кто видел оранжевых уток за пределами Москвы, сообщать им об этом.

Огари — южане, обитатели водоемов зоны степей и полупустынь от Средиземного моря до Приамурья, а московская популяция находится почти на 800 км северо-западнее границы их природной области распространения. В мире 180-220 тысяч огарей, из них 40-60 тысяч живет в России. В биологии этих уток много интересного и неразгаданного.

Оказалось, например, что московские огари, выращивающие птенцов летом на городских прудах в окружении отдыхающих с детьми и с собаками, настолько привыкли к людям, что подпускают их совсем близко, не подавая сигнала тревоги, и вообще выглядят вполне благополучно и не нервничают. Если же ситуация кажется им опасной, они вместе с птенцами отплывают на середину водоема.

В природе пары огарей, яростно защищающие свою территорию от собратьев, гнездятся обычно очень далеко друг от друга, а птицам московской популяции приходится придерживаться совсем другой, «коммунальной» стратегии выживания.

И если в природе они гнездятся либо в норах, либо на высоте — в дуплах деревьев, на скалах, то в городе, как показали исследования Анастасии Поповкиной, они сооружают гнезда на чердаках многоэтажных зданий, а потом птенчики прыгают вниз, и родители ведут их на пруды, часто преодолевая большие расстояния и множество опасностей в лице собак, кошек, автомобилей.

Почему-то, хотя, на человеческий взгляд, в Москве полно незанятых подходящих прудов, огари предпочитают селиться около уже «проверенных» водоемов.

И тут начинается мощная конкуренция — за пруд, за место для гнезда, и всё это сопровождается шумом, драками и семейными драмами! Обездоленные самки, бывает, подбрасывают яйца в чужие благополучные гнезда.

В одном из гнезд ученые нашли 26 яиц — при том что самка огаря откладывает от 6 до 12 яиц, а старая опытная самка — до 14.

Пока самка сидит на гнезде, ее самец сторожит пруд. Когда родители приходят с птенцами на пруд, уже занятый другой семьей, их «встречают в штыки», и взрослых птиц, скорее всего, выгонят. Иногда в такой ситуации птенцы без присмотра гибнут.

Однако случается, что птенцы из опоздавшего выводка, когда страсти поутихнут, присоединяются к семье, на территории которой они оказались, и их будут выращивать приемные родители.

В 2003 году на пруду около Театра Российской армии было две семьи огарей, в одной 13 птенцов, в другой — 43, причем приемных детей во втором выводке было не меньше 31! На крыло из этих 56 молодых успешно встало 50.

А вот в Среднем Поволжье объединенных выводков не встречали. Ученые считают, что московская популяция огаря еще только формируется, и нас ждет еще множество сюрпризов.

Если вам посчастливится увидеть огаря — с кольцом или без — за пределами зоопарка или вы знаете место в городе или Подмосковье, где они гнездятся, — сообщите, пожалуйста, на биофак МГУ по почте: 119992, Москва, Воробьевы Горы, МГУ, биологический факультет, кафедра зоологии позвоночных, Поповкиной А. Б. или по электронной почте: tadorna@mail.ru.

Крик огаря можно послушать здесь.

Источник: https://elementy.ru/news/430112

Москва и ее утки

Как живут утки Подмосковья?

О том, как выживают в условиях города водоплавающие птицы – в интервью орнитолога Ксении Всеволодовны Авиловой, к.б.н., преподавателя биологического факультета МГУ.

Мегаполис Москвы разрастается год от года. Там, где еще совсем недавно были дачные местечки с сосняками и березняками, с прудами и речками, появляются высокоэтажные кварталы, ТЭЦ и бензозаправки.

Природа Подмосковья не выдерживает этого натиска, отступая все дальше от городской черты. Но в городских джунглях тоже есть жизнь, которая упорно осваивает искусственную городскую среду.

О том, как выживают в условиях города водоплавающие птицы — в интервью орнитолога Ксении Всеволодовны Авиловой, к.б.н., преподавателя биологического факультета МГУ.

Ксения Всеволодовна, так ли безжизненны городские джунгли?

Название изображения

В нашем представлении город губителен для всего живого. Но на самом деле это не совсем так. По последним представлениям ученых, город — это особая не закрытая система с различными не замкнутыми энергетическими циклами.

Туда поступает огромное количество свободной энергии, потому что от тех ресурсов, что потребляет человек, масса оказывается неизрасходованными.

Это не только отходы, это тепло, в огромном количестве выливающееся в окружающую среду, это механическая энергия, эвтрификация — поступление биогенов, которые могут использоваться различными живыми организмами. И многое другое.

Один из законов существования биосферы в том, что живое вещество все, до чего сможет дотянуться, пускает в оборот. И позвоночные животные — птицы, млекопитающие — являются активными участниками этого процесса.

По количеству свободных ресурсов, по их распределению, город неоднороден.

У него огромная мозаичность, гораздо большая, чем в естественной природе, и разных пограничных зон, экотонов там тоже огромное количество, и это создает особое многообразие ресурсов — пространственных, и пищевых, которые годятся для самых разных потребителей. Считается даже, что ресурсы города могли бы использовать, в принципе, все виды, которые способны были бы до них добраться.

Главный барьер — это, конечно, в первую очередь — беспокойство, оно давит и не пускает живые существа к этим ресурсам. Прямое уничтожение животным в городской среде почти не угрожает — в городе нельзя охотиться, например. И еще — немаловажное обстоятельство: в городе никому до животных нет дела — все заняты работой, семьей, и так далее. Никто ничего не видит.

Например, летит над МГУ весной пролетная стая гусей — летит низко, на самом виду, даже слышен гусиный крик. И… никто из горожан даже не поднимает голову! Как ни смешно, это безразличие к живому по соседству, этому живому очень помогает выжить.

Есть, конечно, и  люди, которые не чужды эстетики, любованию живыми существами, например, утками с выводками, плавающими в городских водоемах.

Название изображения

Что является наиболее важным для видов, приспособившихся к условиям города?

Видам, способным жить в городе, нужна пластичность, достаточно широкая адаптивная ниша, которая позволит им выносить климатический экстрим, всплески беспокойства — шумовых, световых и иных раздражителей. На виды, узко специализированные, это оказывает губительное воздействие, они в городе выжить не способны.

Удивительно, но случается, что даже в одной систематической группе есть виды, с «более крепкой психикой», способные выжить в городской среде, и более слабые, которые этого не могут. На водоплавающих птицах мы прекрасно все это видим.

Чтобы анализировать все это, нужна система экологических индикаторов, которыми мы сейчас, в частности, занимаемся.

Еще одно важнейшее обстоятельство — как мы знаем, важнейшую роль в адаптации играет популяционный фактор.

В городе популяции водоплавающих птиц разорваны, они расселяются по изолированным друг от друга водоемам, но обязательно должны существовать некие связи между этими поселениями — тогда они превращаются в особую метапопуляцию, существующую как единое целое, но на разных «островках живого».

Сейчас многие исследователи приходят к выводу, что причиной внедрения вида в городскую среду является сам рост города. Город разрастается, надвигается на дикие популяции, и как бы «втягивает» их в себя, причем по самым, казалось бы, агрессивным и неподходящим участкам.

Если в урбанизированной среде, например, в новом микрорайоне, есть хотя бы маленькие прудики, какие-то карьерчики, пустыри с болотцами — птицы охотно там селятся и начинают жить. Вот начали, например, застраивать Люберецкие поля — птицы оттуда пошли переселяться не куда-нибудь в дикую природу Тверской области — а в город, на Царицынские пруды, и так далее.

Динамика числа видов водоплавающих, гнездящхся в Москве

В городской среде идет адаптация не на уровне особи, а на уровне популяции. Популяция — бессмертна, как говорили наши классики. Где-то птицы могут пропасть, а где-то одновременно с этим появиться.

Город — нестабильная среда, со стохастическими изменениями: где-то могут их исконный пруд зарыть, новый откопать, что-то там разворотить, микрорайон построить. И все равно, они сумеют отманеврировать, найти себе новый уголок и закрепиться там  — такая форма адаптации.

Устойчивость и мобильность — залог выживания в городе. Водоплавающие птицы — хорошая экологическая модель.

Сколько же у нас в городе видов околоводных птиц, и каковы они?

Если еще недавно считалось, что в Москве гнездится 12 видов, то сегодня их всего девять. Для этого существует ряд  разнообразных причин. 

Первой в город очень давно пришла утка-кряква и закрепилась в нем. Кряква у нас доминирующий вид, 96% от всех водоплавающих птиц. Ее, что называется,  ничем не уничтожить.

На крякве, например, хорошо заметно, что при условии разных форм обмена между разными поселениями этих птиц, они проявляют большую стабильность, наращивают численность.

Например, поселение кряквы на Лихоборке проявляет удивительнейшую стабильность уже несколько лет — 1674 птицы — с точностью до 1 особи! Это пример отменной популяционной устойчивости. Кряквы круглое лето размножается. Большой процент птенцов гибнет, но все равно численность остается стабильной.

Динамика численности кряквы летом 1998-2015 гг.

Остальные водоплавающие птицы по численности не сравнятся с кряквой. Раньше вторым после нее был гоголь, лесная утка, специально интродуцированная в Москву. Гоголя в столице стали расселять в конце 1950-х гг. по программе «обогащения фауны Москвы» перед Всемирным фестивалем молодёжи и студентов 1957 г.

Из Дарвинского заповедника на Рыбинском водохранилище привозили яйца, и в зоопарке подкладывали их под крякв и мускусных уток. Одновременно развешивали на прудах искусственные домики-гоголятники. Гоголь делает кладки в дуплах старых деревьев — до недавнего времени их было немало в столице. С 2002 г.

начался подъем численности гоголей, достигшей в 2009 г. 58 выводков. Но она резко упала после зимы 2010/2011 гг., когда в Москве прошли ледяные дожди с налипанием мокрого снега, в результате чего было поломано около сорока тысяч деревьев, в первую очередь дуплистых.

Развеска искусственных гнездовий пока не смогла приостановить сокращение численности гоголей. В 2015 г. отмечены всего 6 выводков, из них три — на Терлецких прудах.

Динамика численности гоголя в 1998-2015 гг.

Огарь — красивая яркая утка — встречается на московских водоемах все чаще и чаще.

Огарь сейчас является вторым по численности видом в Москве после кряквы. Этот вид — как и гоголь –  искусственный интродуцент. Его долго адаптировали к городу, старались добиться самостоятельного размножения, это не сразу получилось. Но однажды накопился, видимо, некий популяционный резерв, и он начал гнездиться сначала в зоопарке, потом пошел в город.

Несколько семей огарей нашли себе  городе подходящие чердаки для гнездования — и началось. Сейчас их в зоопарке — около 1100. В Европе огарь расширяет ареал к северу, западноевропейские города он заселил.

Там, как и у нас, он активно вытесняет местных водоплавающих — потому что эта утка крупная и агрессивная, супертерриториальная, на тех водоемах, где он оказывается с выводками, он соседей выжимает.

Динамика численности семейных групп огаря в 1998-2015 гг.

В Москве гнездятся две нырковые утки — хохлатая чернеть и красноголовый нырок. Хохлатая чернеть — третья по численности, она как бы незаметная, но очень упорная — вместе с красноголовым нырком они гнездились в одних и тех же местах на отстойниках.

Для них они были очень привлекательны еще и потому, что на отстойниках в изобилии гнездятся озерные чайки, защищающие их от ворон — врага номер один для нырковой утки. Когда отстойники закопали, чернеть сразу пошла в город, раз за разом стараясь закрепиться на разных прудах.

Хорошая экстенсивная популяционная стратегия. И — держится на уровне 30 выводков, стабильно.

Динамика численности хохлатой чернети в 1998-2015 гг.

А вот красноголовый нырок почему-то этого не смог — это не понятно. Оказался слаб. Он осел в Косино, на уровне численности около 8 выводков.

А потом застроили Люберцы  — и его численность выросла аж до 27 выводков — видимо, за счет подпитки откуда-то извне. Но дальше востока Москвы он не двигается.

Видимо, это и есть тот самый случай непереносимости агрессивной городской среды, мешающей осваивать новые местообитания в городе.

Динамика численности красноголового нырка в 1998-2015 гг. На фото — самка красноголового нырка с носометкой (фото А. Голубевой)

Есть еще утка-широконоска — но она не выдерживает конкуренции с кряквой, всего несколько выводков. Есть два вида чирков, они считаются гнездящимися. Но вот чирка-трескунка уже не находили три года, а чирка-свистунка — уже лет пять. Им нужны луговые болота, мелкие водоемчики, крупные утки их, видимо, вытесняют.

Динамика численности широконоски в 2000-2015 гг.

Не-гусеобразные птицы — это чомга, с которой все хорошо. Чомга, как и красноголовый нырок, постепенно переселяется с техногенных водоемов в город, в Царицыно, на Лихоборку и так далее. В Царицыно она просто «расцвела» — ее численность по мере переселения с Люблинских отстойников выросла с 5-10 пар до 27 пар, и этот рост продолжается.

Динамика численности чомги в 1998-2015 гг.

Камышница. Фото В.П.Авдеева

Относительно благополучна камышница. Это птица из отряда журавлеобразных. Она давным-давно, еще в 70-е годы постепенно освоила город. Сначала она сидела по каким-то мелким болотцам.

Она же незаметная, ее вообще не видно. Многие принимают ее за утку — пока не видно ее ног.

Сейчас ее численность дошла где-то до 35 выводков, и она спокойно себе существует, причем так же маневрирует, как любая мобильная городская популяция.

Представьте себе — на отстойниках в воде валяются старые холодильники какие-то ржавые кровати, покрышки. И вот я наблюдала, как они лазили по этим кроватям на своих лапах с длинными пальцами, цепляясь за все что можно. Подплывает к покрышке, плавающей в воде, начинает ее вертеть.

Находит на нижней стороне каких-то моллюсков, потом птенчик к ней подплывает, она кормит его этой добычей — трогательно до невозможности. У них есть замечательная особенность — у мамаши есть помощники — старшие птенцы кормят младших — удивительная нежная забота.

Эта птица очень устойчивая.

Динамика численности камышницы в 1998-2015 гг.

Редки в Москве черношейная поганка и лысуха, которая в Европе — обычная парковая птица, а у нас есть только несколько пар.

Динамика численности лысухи в 1998-2015 гг.

Есть ли у водоплавающих птиц какие-то экологические стратегии, помогающие им освоить город?

Конечно. Мы выделяем условно две. Одна — с накоплением в промежуточных участках, рефугиумах с последующим постепенным внедрением и освоением городской среды. Птицы используют богатые жизнью техногенные водоемы и ассоциируют свои гнездовые участки с чайковыми — как «прикрытием» от хищников. Второй вариант— искусственная интродукция, как с огарем и гоголем.

Вы сказали — техногенные водоемы. Неужели эти более чем неприятные с нашей точки зрения места привлекают птиц?

Заселение фауной так называемых техногенных водоемов очень интересно. Такие страшноватые «урочища» часто встречаются на окраинах городов.

Они, на поверку, оказываются очень богаты самыми разными ресурсами, очень мозаичны, и у населения считаются «нехорошим местом» — их редко посещают, что для птиц означает отсутствие фактора беспокойства.  Это — свободный ресурс.

Птицы, летящие на пролете, с удовольствием используют техногенные водоемы, останавливаясь там на отдых и кормежку, потому что там полно мелких беспозвоночных, водорослей, и всего чего хочешь.

Их там никто не беспокоит, они могут сидеть там хоть месяц, могут задерживаться и даже зимовать. Те, кому по силам психологическое давление города, могут оставаться там подолгу и начинать осваивать другие городские водоемы, более агрессивную среду.

Название изображения

А какова картина в зимнее время? У нас ведь немало зимующих уток?

Совершенно другая картина зимой. Незамерзающие городские акватории на пролете могут легко «осадить» многих водоплавающих. Широконоска и чирок-трескунок — это виды чисто перелетные. Они у нас не зимуют.

Из северных уток у нас на пролете останавливаются турпаны, большие крохали, иногда длинноносый крохаль, иногда морянки — немного, конечно. Большой крохаль и луток явно начинают осваивать Москву — их число небольшое, но оно потихоньку растет.

Многие виды на зимовке очень многочисленны — например, гоголь — до 2000 птиц, и с каждым годом их количество растет.

А как на фауну водоплавающих влияют работы по обустройству и облагораживанию московских водоемов?

В Москве сейчас активно занимаются обустройством водоемов, созданием «комфортной городской среды». Берега расчищают от растительности, укладывают плиткой или гебионами, отсыпают гравием. Это почему-то считается экологической реабилитацией, но после нее водоем частенько превращается в безжизненную ванну. Но к счастью, природа все сама выравнивает в большинстве случаев.

Фауне города нужны «живые мостики» от одного оазиса до другого. Птицам хорошо — они летают. А вот насекомые этого уже не могут — им не хватает сил на длинные дистанции — по дороге надо где-то сесть и подкрепиться. Популяции насекомых мы можем потерять.

Мы еще в 80-х годах ратовали за то, что нужно сохранить живую сеть московских речушек и прудов, что соединяют между собой все оставшиеся природные островки города. Эта сеть сама по себе служит источником расселения жизни в городе.

Этот «экологический каркас» города надо обязательно сохранить и развивать.

Беседовала Екатерина Головина

Источник: https://scientificrussia.ru/articles/moskva-i-ee-utki

Как живут утки Подмосковья

Как живут утки Подмосковья?
Только у нас: Введите до 31.01.2020 промокод бонус2020 в поле купон при оформлении заказа и получите скидку 25% на всё!

Утки в Москве и московской области распространены повсюду.

Они занимают лесные водоёмы с густой береговой растительностью, заболоченные озёра, пруды в парках, городские реки. В последнее время Москва разрастается, в регионы заходят новые технологии.

На заброшенных территориях вырастают промышленные комплексы и современные, благоустроенные жилые кварталы с соответствующей инфраструктурой.

Животным и птицам необходимо адаптироваться к вновь созданным условиям. Они должны привыкать к городскому шуму, людскому вниманию, к яркому освещению. Какие утки смогли выжить, несмотря на технический прогресс? Где можно полюбоваться природой и птицей, спокойно плавающей в пруду?

Дача круглый год
Добавить комментарий